Приветствую Вас Гость | RSS Среда
15.08.2018, 17:40
НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА
Форма входа

Главная История трезвенного движения Регистрация Вход Поиск


Меню сайта
Друзья сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 181
Статистика


История трезвенного движения в России до 1917 года.

Нам необходимо вспомнить историю трезвеннических традиций России, вспомнить подвижников трезвости для того, чтобы понять, как же нам в настоящее время в непростых условиях нашей жизни утвердить трезвость в первую очередь для себя, для своих близких, в своем Отечестве.

Первую в русской истории проповедь “Слово о пьянстве” составил ещё преподобный Феодосий Печерский в ХI веке. В ней говорилось, что «Пьянством – ангела-хранителя отгоняем от себя, а злого беса привлекаем, ибо бесы радуются нашему пьянству. В пьяном человеке бес достигает всех своих коварных желаний, ибо сам он становится бесом»

В ХIII веке ученик преподобного Сергия Радонежского – Костромской чудотворец, игумен Сыпанова монастыря по имя Живоначальной Троицы преподобный Пахомий Нерехтский сотворил, по преданию, чудо — исцелил городского пьяницу, изгнав из него пьянственного беса. В последующие столетия продолжали слышаться голоса высшего монашествующего духовенства против порока пьянства. Так, например, преподобный Корнилий Комельский воспретил уставом в своей обители употребление спиртных напитков (ХVI в.).

В 1551 году Стоглавый собор высказал осуждение пьянству, которое к тому времени проникло даже в монастыри. В ХVII в. Патриарх Никон для выработки мероприятий по борьбе с пьянством собрал особый собор (так и названный — “собор о кабаках”) и издал некоторые распоряжения, ограничивающие пьянство. Затем писали проповеди против пьянства и вели открытую борьбу с ним святители Димитрий Ростовский и Тихон Задонский.

С 1795 г. в России окончательно сложилась откупная система, по которой откупщики, кроме выручки от продажи питей, брали в свою пользу и выручку от продажи в питейных домах съестных припасов. Откупщик того времени пользовался неограниченными правами, делал всё, что угодно. Таким образом, повышенная до крайности цена водки, ее недоброкачественность и ряд других утеснений, которые приходилось испытывать народу от служащих и откупщиков, заставили сам народ вступить в борьбу.

«История кабаков в России в связи с историей русского народа» Ивана Прыжова. 1868 год. Это - первое и до настоящего времени единственное обстоятельное исследование по истории питейного дела и пьянства в России, на Украине и в Белорусии с конца I тыс. нашей эры до середины 1860-х годов включительно. Оно содержит исчерпывающую для своего времени сводку сведений, почерпнутых из обширного круга опубликованных отечественных и зарубежных источников и сочинений историков, а также собранных в ходе непосредственного "полевого" изучения современной Прыжову кабацкой жизни. До него считалось, что пьянство - это как бы исконная русская традиция. Книга Прыжова убеждает в обратном, показывая, что пьянство как общественное явление в его крайних выражениях первоначально (со второй половины XVI века) было насильственно навязано россиянам сверху и лишь затем расширенно воспроизводилось. Это происходило как в силу мощной системы "окабачивания" населения, так, для части последующих поколений, и в силу тяжелых социальных условий (пили "с горя"), и в силу появившихся обычаев, имевших не столь уж давние корни.

Подтачивая благосостояние и здоровье народа, пьянство одновременно расшатывало и само государство. Московское царство, "сгубив независимые области, в самом себе не нашло никакой жизни, расшаталось и умерло среди смут, крамол и казней... Жив был один лишь московский кабак..." [4, с. 126].... Заставляют задуматься слова из нравоучительного послания святого преподобного Кирилла Белозерского к князю Андрею Можайскому, приведенные Прыжовым в качестве эпиграфа: "Господине, крестьяне ся пропивают, а люди гибнут".

В 1858 году население начало отказываться пить водку и стало образовывать кружки и общества трезвости с обязательством для каждого члена в течение известного времени соблюдать воздержание. Этому движению сильно способствовало духовенство. Так было положено начало обществам трезвости.

Первые общества трезвости появились в Литве, затем они возникли в губерниях Саратовской, Рязанской, Екатеринославской, Курской; были известия об их существовании из Перми и Сибири. С замечательной быстротой почти вся Россия покрылась сетью обществ. В одних местах крестьяне решили не пить хлебного вина, принеся клятву словесно, в других — составляли письменные “приговоры” о воздержании или давали зарок с крестным целованием.

Стихийное движение за трезвость было поддержано Русской Православной Церковью. В 1859 году Святейший Синод своим указом благословил священнослужителям «…живым примером собственной жизни и частым проповедованием в церкви Божией о пользе воздержания содействовать возникшей в некоторых городских и сельских сословиях решимости воздерживаться от употребления вина…». Указ ободрил духовенство, и в южных губерниях, Киевской и Херсонской, вспыхнула новая, еще более сильная и плодотворная борьба против распространения виноторговли. Доход местных откупщиков за один год понизился сразу на 100 000 рублей. В 1885 году Синод предписывал епархиальным архиереям не допускать продажи спиртного на церковных и монастырских землях, что тоже внесло значительный вклад в дело утверждения народной трезвости. Доходы откупщиков резко сократились. Упали доходы чиновников и полиции, которые состояли у откупщиков на содержании, поэтому они начали вести борьбу против обществ трезвости и духовенства: грозили судом, местными властями, выставляли тех, кто решился вести трезвую жизнь, бунтовщиками, врагами государства. В апреле 1859 года откупщики жаловались министру Внутренних дел на православных священников. Результат обсуждения проблемы министрами были поразительны:

1. Предписано было не допускать совершенного запрещения водки, так как это противно не только общему понятию о пользе употребления ее, но и постановлениям, на основании которых правительство отдало питейные сборы в акцизное содержание.

2. Братства трезвости, как учрежденные без разрешения правительства, признаны были незаконными.

3. Брошюру “Братство трезвости” решено было изъять из типографии.

4. Отобраны были книги со списками членов братств трезвости.

5. Появилось предписание объявить публично в храмах, что данные прихожанами обеты относятся единственно к воздержанию от излишнего употребления напитков, а не к умеренному употреблению хлебного вина, которое не только не вредно, но даже необходимо.

6. Приговоры городских или сельских обществ о запрещении употребления вина велено было уничтожить, впредь городских собраний и сельских сходов для сей цели нигде не допускать, а также не преследовать тех, кто употребляет вино умеренно для поддержания силы и здоровья, не постановлять обязательных по сему предмету приговоров, как противных закону.

Борьба между откупом и народной трезвостью закончилась победой народа — откупная система была отменена. Однако 1 января 1863 года откупщики устроили распродажу своей водки плохого качества по низким ценам. Народ, празднуя поминки откупу, набросился на дешевку и запил по-прежнему. “Гумна, — свидетельствовали современники, — очистились от хлеба, карманы — от денег, мозги — от ума, мощь и сила русского народа были потрясены”. После 1863 г. общества трезвости быстро исчезли и о них не было слышно до конца 80-х годов. Впрочем, отдельные попытки организовать кружки поборников трезвости замечались несколько ранее. Так, в 1874 г. открылось общество трезвости в селе Дейкаловке Полтавской губернии, а в 1882 г. учредилось “согласие” трезвости в селе Татеве Смоленской губернии.

Устав последнего объединения, устроенного Сергеем Александровичем Рачинским (02.05.1833-02.05.1902), впоследствии послужил образцом для организации ряда церковно-приходских обществ. Рачинский впервые четко сформулировал главное правило утверждения трезвой жизни: православная трезвенная работа может быть по настоящему плодотворной только при церковном приходе.

Общество первоначально состояло почти исключительно из бывших татевских учеников (постоянное ядро его составляли вышедшие из этой школы учителя — несколько десятков человек), но польза, приносимая ими, постоянные беседы Рачинского с крестьянами стали приносить добрые плоды. Ежегодно общество увеличивалось, а осенью 1888 года в него стали проситься крестьяне из разных, иногда очень удаленных от Татева, деревень. По инициативе молодых священников (нередко учеников Рачинского), общества, подобные татевскому, стали появляться в соседних селах.

В 1889 году С. А. Рачинский опубликовал второй отрывок “Из записок сельского учителя” с описанием опыта “Татевского общества трезвости” в “Русском Вестнике” (№8). В том же году статья была перепечатана в приложении к “Церковным ведомостям” (№ 34). К 1890 году Татевское общество трезвости разрослось до 1018 человек. Рачинский продолжал публиковать свои статьи в “Церковных ведомостях”: “Письма к воспитанникам Казанской учительской семинарии” в (1890, №3) ; “По поводу обществ трезвости” (1890,№22). Особо необходимо отметить издание в 1898 и 1899 годах его обращений к студентам Казанской Духовной академии под заглавием “Письма С. А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости”, в которых, в частности, содержится глубокое богословское осмысление проблемы: «Не говорю вам: всякое винопитие есть грех. Но умоляю вас: воспитайте вашу волю совершенную трезвостию, чтобы никогда винопитие не вовлекло вас в грех опьянения.

Вот смысл тех срочных обетов, которые я предлагаю вам, изведав их пользу на бесчисленных опытах. Предлагаю их вам только потому, что положительно знаю, какое неисчислимое добро исполнение подобных обетов принесло бы и лично вам, и вашим близким».

Татевское общество трезвости послужило образцом для тысяч подобных обществ и положило начало большому движению за трезвость в Русской Православной Церкви.

Хотелось бы еще упоминуть имя священника Петра Ивановича Полякова, замечательного писателя дореволюционной России, православного трезвенника. В начале ХХ века он был известен в Петербурге и как замечательный пастырь и духовный писатель, организатор и издатель первой всероссийской противоалкогольной газеты “Трезвость” (созданной им в 1914 г. и просуществовавшей вплоть до 1917 г.).

История жизненного пути протоиерея Петра Полякова интересна и поучительна. Он, будучи сельским учителем в Курской губернии, организовал в 1884 году одно из первых православных обществ трезвости в России - “Христианское общество трезвости и воздержания”. В Курской губернии Поляков начал издавать первый в России трезвенный журнал “Трезвое слово”, который выходил в виде сборников. В селе Головчино, как вспоминал батюшка, “было развито почти поголовное пьянство, чему сильно способствовал местный сахарный завод и феноменальные способности некоторых виноторговцев, царствовавших в уезде и не знавших пределов своей незаконной власти”. Обстановка, тяжёлая для молодого человека, не пьющего никогда вина, определила его судьбу.

Новое, необычное дело православной трезвости трудно приживалось в Головчино. К православной просветительской трезвенной работе многие поначалу относились, мягко говоря, прохладно. “Признаюсь, - вспоминал отец Пётр, - этот труд был нам столь несносно тяжёл, не под силу, что нами не раз овладевало отчаяние. В 1891 году Пётр Поляков организовал первое Всероссийское общество трезвости. Этой идеей заинтересовались в разных городах России. К 1892 году оно слилось с Попечительством о народной трезвости под покровительством принца А. П. Ольденбургского, а позднее объединило свои усилия с Санкт-Петербургским Александро-Невским обществом трезвости.

С 1901 года Пётр Иванович ведёт воскресные беседы на заводских окраинах столицы – Санкт-Петербурга. “Сила слова значительно увеличивается, - говорил Пётр Поляков, - если оно произносится духовным наставником”. Видя на окраинах столицы усиление пьянства в народной среде, молодой священник обращается с пламенным воззванием в “Санкт-Петербургских ведомостях” к неравнодушным людям о спасении погибающих от пьянства. Он предложил обсудить проблему на общем организационном собрании в Народном Доме Императора Николая II. В летописи Александро-Невского общества трезвости отмечено: что, “прежде всего, заботились о том, чтобы возбудить, воспитать и культивировать в душе своих посетителей живое, действенное религиозное чувство, освящающее и облагораживающее нашу повседневную жизнь”.

Усилия отца Петра Полякова не пропали даром. Он отмечал, что “все постоянные посетители религиозно-просветительских собраний и богомольцы были объединены одним порывом пламенной молитвы и горячей любви христианской. Они образуют, словно бы одну трезвенную благочестивую семью, в состав которой входят лица различных положений и состояний: господа и прислуги, князья и крестьяне, придворные чины и простые дворники, учащие и учащиеся. И у всех - один дух, одно сердце!” “В своей жизни, - говорил о. Пётр Поляков, - я хотел гореть пред Богом, как свеча”. Как стремился жить ревностный пастырь, так и жил: у него слово не расходилось с делом. За свою жизнь он создал более двадцати высокохудожественных литературных произведений. О широте и многогранности его интересов говорят названия его книг: “Православие как основа жизни”, “Под сенью благодати”, “Лучи света Христова”, “Победа трезвости”, “Про свободу”, “Про холеру”.

Он состоял в тесной духовной связи с выдающимся подвижником того времени, святым праведным отцом Иоанном Кронштадтским., который внес большой вклад в становление трезвенных движений.

10 августа 1889 года вышел циркулярный указ Синода, в котором, в частности, Епархиальным Преосвященным предлагалось “донести Святейшему Синоду, существуют ли в настоящее время, из какого числа лиц и в каких местностях Общества трезвости, и в чем обнаружилось влияние их на религиозно-нравственное состояние как принадлежащих к их составу лиц, так и на окрестное население”. После выхода указа число приходских обществ трезвости в России стало быстро расти.

По статистическим сведениям, приведенным в Первом антиалкогольном адрес-календаре, к началу 1911 г. церковных обществ трезвости в Империи насчитывалось 1767. Из них 461 (25%) были открыты до 1900 г.

Чтобы отвлечь народ от кабака, общества предпринимают следующие действия:

1. Устраивают чайные и столовые, где предлагают дешевые чай и пищу хорошего качества.

2. Для при влечения в чайные и столовые посетителей приобретают газеты и журналы, а в иных организуют и библиотеки, из которых книги выдаются и на дом. В некоторых играют “оркестрионы”. Есть чайные, в которых накануне праздников служится Всенощная, в день праздника проводят духовные беседы, которые начинаются и кончаются общим пением молитв.

3. Для распространения сведений о вреде пьянства устраивают беседы и чтения, раздают специальные издания, листки, брошюры и книги; создают библиотеки с книгами против пьянства.

4. Формируются библиотеки и укомплектовывают их книгами, допущенными Министерством Народного Просвещения к обращению в народе.

5. Открывают специализированные книжные лавки.

6. Создают воскресные школы для членов обществ трезвости и их детей.

7. Проводят беседы в храмах.

8. Организуют обучение церковному и светскому пению.

9. В летнее время предпринимают паломничества для поклонения особо чтимым святыням, устраивают крестные ходы, прогулки с образовательной целью.

10. Ставят спектакли, устраивают концерты, проводят вечера.

11. Пользуясь правом следить за нарушениями питейного устава, многие общества трезвости не раз возбуждали ходатайства о закрытии трактиров и питейных заведений и иногда, хотя с великим трудом, достигали желаемого результата.

Наиболее широко были представлены все роды этой деятельности в Александро-Невском Обществе трезвости в Санкт-Петербурге, основанном великим подвижником в борьбе за народную трезвость, “апостолом трезвости”, как его называли современники, священником Александром Васильевичем Рождественским (1872 —1905).

30 августа 1898 в Санкт-Петербурге при Воскресенском храме было создано знаменитое впоследствии Александро-Невское общество трезвости. В день открытия общества в его члены было принято 150 человек, а через год численность общества достигла 3204 человек (к 1917 году было уже более 140 тысяч трезвенников). Общество действовало при на базе Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви.

В Александро-Невском обществе было организовано бюро для “приискания занятий”, выдавались пособия безработным, лишившимся источника доходов по болезни или другой уважительной причине, оказывалась бесплатная врачебная и юридическая помощь. Средства, помимо пожертвований и членских взносов, добывались с помощью широкой издательской деятельности. Общество имело свою типографию. Выходило два ежемесячных журнала и один еженедельный: “Трезвая жизнь”, “Отдых христианина”, “Воскресный благовест” (первая книжка, издание которой благословил святой праведный Иоанн Кронштадтский). К 1910 году было издано 265 названий книг и брошюр общим тиражом около 2 млн. экземпляров, причем, некоторые из книг о. Александра Рождественского выдержали несколько изданий: “Семья православного христианина”, “Азбука трезвости”, “Памятная книжка трезвенника” и другие. В 1909 году общество трезвости своими экспонатами принимало участие в организации антиалкогольных выставок в Санкт-Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Омске и за рубежом везде ему были присуждены высшие награды за антиалкогольную и культурно-просветительскую деятельность.

Как свидетельствует отчет Святейшего Синода за 1908-09 гг., “первоначальные задачи Александро-Невского общества были скромны. Это были задачи обыкновенного общества трезвости. Трезвенники вместе молились, вместе поучались у своего руководителя, старались поддерживать друг друга в несении трезвенного подвига и привлекали к трезвости других, спасая от пьяной и разгульной жизни. Но с развитием деятельности Александро-Невского общества расширились и его задачи. Понимая под трезвостью не одну частичную добродетель воздержания от спиртных напитков, но целостное христиански-органическое начало жизни, приводящее в гармоничное сочетание все творческие силы человека и предохраняющее его от подавления темными силами, названное общество направило свою деятельность на устранение самих причин и условий зарождения нетрезвости. С этой целью, не ограничиваясь разъяснением спасительной силы трезвости и гибельности пьянства, оно обратило главное внимание на возможно лучшую и правильную постановку проповеди, уясняющей истины веры и нравственности, как руководящие начала для жизни каждого христианина”.

Представители духовенства участвовали в Первом Всероссийском съезде по борьбе с алкоголизмом (Санкт-Петербург, декабрь 1909—январь 1910 гг.). В июне 1912 г. в Москве с благословения Святейшего Синода по инициативе Александро-Невского общества трезвости и Московского Епархиального общества борьбы с народным пьянством был устроен Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом на религиозно-нравственной основе. Почетным покровителем съезда был митрополит Московский и Коломенский, потом Санкт-Петербургский, а впоследствии Киевский и Галицкий, священномученик Владимир (Богоявленский; 1848-1918). При открытии съезда Владыка Арсений говорил: “В соответствующей обстановке, которую дает Церковь, и под ее благодатным воздействием дающий обещания воздерживаться от пьянства укрепляется мало помалу и, наконец, совершенно отстает от этого порока. Поступок ведет к привычке, привычка создает характер, а характер создает человека в полном христианском смысле этого слова”. Он же отметил, что работа обществ трезвости, которую возглавляют деятельные и самоотверженные пастыри, дает изумительные результаты. Особо следует указать на вывод, к которому единодушно пришли делегаты съезда, сформулировав его в резолюции: “Приходские общества трезвости при современном состоянии приходской жизни суть необходимые учреждения в каждом приходе и являются нравственно-обязательным пастырским делом каждого священника”.

При широкой постановке борьбы Церкви за народную трезвость требовались хорошо подготовленные кадры. В 1909 г. появляется Указ Синода о введении в духовных семинариях преподавания правил борьбы с алкоголизмом. “Имея в виду, что воспитанникам духовных семинарий по окончании образования предстоит трудиться в звании учителей и священно-церковнослужителей, Святейший Синод признал желательным и необходимым знакомить воспитанников, особенно старших классов, с гибельными последствиями алкоголизма, дабы по выходе из школы на дело свое они являлись крепкими и убежденными борцами с этим народным недугом. В этих видах Святейшим Синодом указано, что правлениям семинарий надлежит: а) образовать при ученических библиотеках особый отдел по борьбе с алкоголизмом, наполняя его книгами в установленном порядке; б) поручить врачу семинарии при преподавании гигиены и начал медицины в означенных классах подробно и обстоятельно выяснить ученикам все гибельные последствия для организма от неумеренного употребления алкоголя; в) озаботиться приобретением наглядных пособий для лучшего усвоения учениками гибельных пороков пьянства, в виде картин с изображением различных органов, поврежденных алкоголем; г) преподавателям пастырского руководства вменить в обязанность знакомить учеников со способами пастырской деятельности по распространению в народе трезвости посредством устройства общин трезвости и других мер борьбы с развращающим влиянием народного пьянства”. (Всеподданейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1908—1909 гг.).

В отчете обер-прокурора Святейшего Синода за 1914г. сообщается о результатах проведения в жизнь Указа от 1909 г. Соответствующие темы были введены в программы дисциплин: “практическое руководство для пастырей”, “гомилетика”, “медицина” и “психология”. На лекциях демонстрировались картины, картограммы и кинофильмы. Приобреталась соответствующая научно-популярная литература в семинарские библиотеки. Воспитанникам излагалась история и методы борьбы с алкоголизмом.

В 1910 году Синод издал подобный Указ для церковно-приходских школ. Учитывая, что в 1913 году церковных школ для детей в России было 37590 и в них обучалось более 2 миллионов мальчиков и девочек, можно представить результаты введения в программы этих школ уроков трезвости. Стали появляться учебные пособия для проведения таких занятий в церковно-приходских (и иных начальных) школах, часто написанные священниками.

Отдельным направлением социально-педагогической работы было издание специальных трезвеннических журналов или приложений к журналам. В указателе антиалкогольной литературы Н.П.Блудорова встречается 32 названия антиалкогольных журналов, приложений к журналам и периодических листков, издававшихся духовенством и обществами трезвости — церковными или в деятельности которых духовенство принимало активное участие.

Священномученик епископ Гомельский Митрофан (Краснопольский 1919) являлся Председателем Комиссии по борьбе с пьянством в Третьей Государственной Думе. Это обстоятельство указывает на еще одно направление церковной работы по отрезвлению народному – участие в законодательной деятельности.

К марту 1914 года “относится определение Святейшего Синода об установлении на будущее время повсеместно в России ежегодного – 29 августа (ст. стиля), в день Усекновения главы Иоанна Крестителя, церковного праздника трезвости, с производством в этот день сбора пожертвований на дело борьбы с пьянством”.

18 июля 1914 г., в связи с начавшейся войной, царское правительство России ввело запрет на продажу алкоголя и ликвидации казенных питейных заведений на время мобилизации, который был затем: продлён до окончания войны, введению запрета предшествовали, помимо активной, деятельности русской интеллигенции, трехлетние дебаты в Государственной Думе. Результаты запрета были ошеломляющи даже для маловеров. В 1915 г. потребление сократилось до 0,2 литра на душу населения. Производительность, труда повысилась на 9-13 %, несмотря на большое количество призванных в армию.. В начале 1915 года Государственная дума утвердила на текущий год бюджет, не предусматривающий доход от продажи спиртных изделий. Эти меры, получившие мощную церковную поддержку, вывели трезвенническую работу в России на новую – высшую ступень.

Газеты того времени писали: «Россия осознала, что именно трезвости она будет обязана и своей победой и экономическим и духовным возрождением».

На 1 Всероссийском съезде практических деятелей по борьбе с народным пьянством, проходившем в Москве в 1912 году архиепископ Новгородский Арсений сказал: «… нужно совершить переворот в умах людей, нужно радикально изменить установившееся понятие о спиртных напитках. Необходимо убедить людей, что спиртные напитки – это яд для души и тела. Что напиться дома, в гостях, у соседей, в праздник – является большим позором».


Прикладываю в конце копию отчета оберпрокурора для удостоверения о правдивости документа.

Отчет



Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz